Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 205
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Теология - изнанка антропологии

  В дзен-буддизме существует метод изменения сознания, основанный на решении коанов - парадоксов, которые представляются обыденному сознанию неразрешимыми противоречиями, причем, при адекватном изменении сознания эти высказывания воспринимаются как очевидные. 
  Я приведу два высказывания, которые составляют коан: 1) Бог создал человека, 2) человек создал Бога. Если вы не видите здесь противоречия, значит вы понимаете, что такое Бог. А вот еще один коан: 1) "Бога нет"- говорит атеист, 2) "Бог не обладает бытием" - говорит святой Дионисий. Если вы понимаете различие этих одинаковых 
высказываний, то вы понимаете, что такое Бог. 
  Я начал это эссе с логических противоречий, потому что суть теологии - это языковые проблемы, кроме этого там ничего нет. Рассуждать о Боге - это извращение, к которому человека толкает страх перед изменением, которое требует от него природа человека. Это попытка с комфортом расположиться на краю бездны, куда этот край неудержимо сползает. "Знающий не говорит, говорящий не знает", - сказал Лао-Цзы. Человек склонен рассуждать о Боге, чтобы избежать опасной необходимости рассуждать о человеке. Теология где-то является даже магией - в своей попытке навязать Богу свою волю посредством овладения именем (определением) Бога. Недаром самую изощренную теологию создал Западный ум - Фома Аквинский в 13 веке. Но редко упоминают о том, что он не дописал свою "Сумму теологии": когда ему открылось нечто, он бросил это дело и не написал более ни строчки до своей смерти, которая последовала через несколько лет после этого. 
  Восточные теологи поступали хитрее: они разработали метод апофатической (отрицательной) теологии, которая, подобно доказательству от противного в математике, рассматривает и изучает то, что не является Богом, постепенно сужая круг предметов, стягивая кольцо бытия вокруг того Ничто, готорое соответствует 
слову Бог. Я придерживаюсь этой же традиции: мое понимание Бога является "побочным продуктом" моих рассуждений о человеке. 
  Итак: Бог - это граница между человеком и Богом. Если отнестись к этому определению, как к коану, то при его решении появится понимание того, что такое Бог. Если вы не хотите решать коан, читайте дальше. 
  Это определение построено как классический парадокс, например, парадокс брадобрея, о котором мы говорили в первом эссе. Попытка логически разрешить его, вызывает к жизни теорию типов Рассела и Бог в начале высказывания оказывается не равен Богу в конце его. Появляется разделение единого, которое лежит в основании представлений о Троице: три ипостаси и одна природа. Т.е. Троица - это неизбежный результат примирения парадоксальной природы Бога с требованиями логической непротиворечивости: вместе с Богом-понятием (которое соотвествует Сыну) и Богом-метапонятием (которое соответствует Отцу) возникает необходимость в связующем их между собой ( и связующем человека с Богом) Духе. Дух есть то, что преодолевает границу между человеком и Богом. Кстати, по словам св. Серафима Саровского смысл христианской жизни состоит именно в стяжании Духа, и только в этом. А Церковь, добавлю я от себя, это устройство для реализации этой задачи, и только в этом заключается смысл всего, что в ней совершается. Если 
вы можете стяжать Дух при помощи иных "устройств", то помогай вам Бог, но надо хорошо себе представлять, что вы можете стяжать и нечто совершеннно иное, не имея критериев для опознания этого. Различные религии - это и есть различные пути ( способы) преодоления этой границы между человеком и Богом. Бог конечно един, как едина природа человека, но это становится ясно только по ту сторону этой границы. Пути же различны: если идти одновременно несколькими путями, то "могут штаны порваться". 
  Что же происходит, когда человек, стяжав Дух, преодолевает эту границу? Человек обоживается ( термин греческого телога Григория Паламы, 14 век),т.е. становится святым, или, другими словами, реализует заданность человека. Когда человек обоживается, Бог обретает бытие в нем, т.е. воплощается в человеке - тем самым в мире реализуется Бог-Сын. Христос наиболее полно реализовал этоу схему, с тех пор эта схема неразрывно связана с Его Именем. 
  Вернемся к нашему определению. В психологических терминах то, что мы называем Бог, Карл Юнг назвал Самость, а то, что в этом определении зовется человеком, у Юнга называется эго, тогда преодоление границы будет называться инициацией ( посвящением) человека. Все это можно было бы считать только чисто психологической ( виртуальной) реальностью, как это и делают психологи, если бы не факты из жизни святых - тех, кто реализовал в своей жизни обожение. В их опыте виртуальность стала реальностью, а реальность потеряла свою власть над ними - они остранились этой реальности ( этот термин принадлежит литературоведу Виктору Шкловскому). В остранении заключается суть аскезы - это апофатическое пребывание в реальности: аскет как бы говорит всему "не то, не то" (или на санскрите "нети, нети", что то же самое). В таком состоянии происходит тот переход к восприятию иной реальности, с которым человек впервые в своей истории столкнулся при употреблении галлюциногенов. После того, как Карлос Кастанеда ввел читающий западный мир в эту реальность, имеет смысл пользоваться его терминологией для обозначения этого многослойного мира и трансформации человека в нем. Терминология Кастанеды наиболее близка сознанию человека, приемлющего картину мира современной науки. Так вот, остранение - это сдвиг 
точки сборки в положение второго внимания, когда тональ (реальность) уступает место нагвалю (виртуальности). А обожению соответствует у Кастанеды - потеря человеческой формы или сдвиг точки сборки в положение третьего внимания. Кастанеда называет это положение местом без жалости ( прежде всего по отношению к себе), но парадокс состоит в том, что эмоционально этому состоянию соответствует то, что в религиях называют любовью: Бог есть любовь, - говорит апостол Иоанн. Это тоже коан теологии. Если сознание займет позицию, с которой состояние остранения воспринимается как любовь к Богу, присутствующему в этом мире, то парадокс исчезнет, а любовь станет восприниматься как эмоциональное 
переживание преодоления той границы, которая отделяла чедовека от Бога. Но ведь в моем определении эта граница и есть Бог, а это значит, что преодолевая эту границу, человек становится богом,т.е. обоживается. Поэтому определение ап. Иоанна сливается с моим определением. 
  Вообще, любое рассуждение о Боге есть не более, чем повод обратиться к нему. Отцы Церкви говорили: "Если Вы не верите в Бога, попробуйте Ему молиться". Религия совершенно не теоретична и в ней без личного опыта делать нечего. Замечу в конце, что в нашей русской православной традиции есть свой "Кастанеда" (имя ему 
Мотовилов) и свой "Дон Хуан"( св. Серафим Саровский) - читайте записки Мотовилова об опыте жизни возле старца Серафима и сравнивайте с тем, что описывает Кастанеда, - это даст более стереоскопичный взгляд на "виртуальную" реальность Духа.


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 1433


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004