Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 205
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Агиос Павлос (платонический диалог)


«...в его речах...
есть нечто неудобовразумительное»
(апостол Петр об апостоле Павле)



Место и время действия: Марсов холм, к северу от западной оконечности Акрополя в Афинах. Сразу после собрания Ареопага, где выступал апостол Павел.
Действующие лица: Павел – бывший фарисей Савл из Тарса, Дионисий – член Ареопага, афинянин.


Дионисий: Постой, чужестранец! Позволь задать тебе еще вопрос.
Павел: Слушаю тебя, ареопагит.
Дионисий: Я чувствую, что за тобой стоит некая высшая истина, но я не понимаю логики твоих речей. Мне кажется, что в них скрыто какое-то противоречие.
Павел: Какое же?
Дионисий: Ты обращаешься к эллинской мудрости, когда говоришь, что Бог недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем - то же утверждал великий Гераклит, когда определил человека, как существующего рядом со своим Даймоном. Но говоря о воскресении мертвых, ты призываешь нас слепо верить в это, ничем не аргументируя своей уверенности.
Павел: Логика, логика... Вы, эллины, в своей мудрости воистину как дети, – по-моему, именно так говорят египетские жрецы Солону в диалоге «Тимей» вашего славного Платона. А я бы добавил: сколько можно быть младенцем, по-младенчески говорить, по-младенчески мыслить, по-младенчески рассуждать; не пора ли стать мужем и оставить младенческое?
Дионисий: Что ты имеешь в виду, поясни, будь добр?
Павел: Вы, эллины, уверены в том, что любую истину можно обосновать разумом, вывести логически из некой другой истины наподобие теоремы в геометрии Евклида.
Дионисий: А разве не так? Не ты ли только что перед всем Ареопагом так ловко логически обосновал веру в твоего Бога через благочестивое почитание афинянами «неведомого Бога»?
Павел: У меня есть правило - быть для язычников как бы язычником и для всех сделаться всем. Это правило опытного торговца палатками, чем я кормлюсь уже многие годы, - с покупателем нужно разговаривать на понятном ему языке. А что делать, если иудеи требуют чудес, эллины ищут мудрости, а я проповедую Христа распятого, для иудеев это соблазн, а для эллинов – безумие.
Дионисий: А разве твоя проповедь воскресения не безумие?
Павел: Все наоборот: мудрость мира сего есть безумие пред Богом и немудрое Божие премудрее человеков. Более того, Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых.
Дионисий: Как это? Поясни, будь добр.
Павел: Хорошо, только давай, если ты не торопишься, спустимся на Агору – мне нужно проверить свою лавку с товаром.
Дионисий: Я в полном твоем распоряжении и слушаю тебя внимательно.
Павел: Ты должен знать, что в геометрии Евклида и в логике Аристотеля есть недоказуемые начала – аксиомы. Из них можно многое вывести, но сами аксиомы невыводимы и требуют от нас веры.
Дионисий: Или проверки опытом.
Павел: Да, но не всякая аксиома поддается опытной проверке. Вот у Евклида есть аксиома о том, что пареллельные прямые нигде не пересекаются. Разве это утверждение можно проверить?
Дионисий: Можно начертить достаточно протяженные параллельные прямые и сделать вывод, что и при дальнейшем их продолжении они не смогут пересечься.
Павел: Это совсем не очевидно, если распространять это уверждение на бесконечно протяженные прямые – ты же не сможешь проверить, как они на самом деле ведут себя в бесконечности?
Дионисий: Неужели ты думаешь, что они могут пересечься в бесконечности?
Павел: Я вполне это допускаю и даже думаю, что в действительности это происходит не так уж редко.
Дионисий: Но это же явное противоречие: с одной стороны они параллельны в обозримом пространстве, а с другой стороны – пересекаются в бесконечности.
Павел: Да, это противоречие или антиномия, но истина всегда антиномична.
Дионисий: Напротив, истина должна быть непротиворечива!
Павел: Это тавтология непротиворечива! И логика Аристотеля не выводит нас за пределы тавтологии. Это я и называю «по-младенчески мыслить, по-младенчески рассуждать».
Дионисий: А что же такое по-твоему мышление зрелого мужа?
Павел: Это способность одновременно удерживать в своем мышлении обе исключающие друг друга возможности. Понимать, что мир вокруг нас устроен полионтически, то есть представляет собой многие реальности, связанные друг с другом. И в каждой из этих реальностей действуют свои законы, поэтому то, что возможно в одной из них, будет казаться безумием в другой.
Дионисий: Ты хочешь сказать, что есть такая реальность, в которой параллельные прямые пересекаются?!
Павел: И есть такая реальность, в которой Христос действительно воскрес! И эта реальность ненадолго вступила в наш бренный мир тогда в Ершалаиме, и еще живы свидетели этого события. Да и мне грешному было даровано однажды на краткий миг узреть эту реальность и живого Христа в ней.
Дионисий: Правильно ли я понял тебя, Павел, что твой Бог существует в неком ином мире, а не так как наши боги, которые обитают здесь же на Олимпе?
Павел: Повторю то, что я уже сказал перед Ареопагом: Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет, но где Он может обитать в этом мире? Если Он более всего, что есть в этом мире, то как этот мир может Его вместить? А если Бог не в этом мире...
Дионисий: ... то Бог не обладает бытием!?
Павел: Как твое имя, ареопагит?
Дионисий: Дионисий.
Павел: Запомни, Дионисий-ареопагит, именно за эти слова тебя будут помнить в веках!
Дионисий: У меня голова идет кругом: Бог есть, но не обладает бытием! Как это вместить? Но мне кажется, я начинаю понимать, что такое мышление зрелого мужа. Знаешь, Павел, ты большой философ и я думаю, что придет время, когда твоим именем назовут вот эту улицу возле Агоры.
Павел: Поживем – увидим. А пока у меня есть к тебе небольшая просьба, Дионисий.
Дионисий: Я с радостью исполню любую твою просьбу, учитель.
Павел: Ты, Дионисий, наверное уважаемый человек и этом городе?
Дионисий: Да, меня тут все знают!
Павел: Нет ли у тебя знакомства в интендантской службе местного Римского гарнизона? Понимаешь, я мог бы организовать оптовые поставки палаток из Тарса для римской армии. Хорошие палатки – из верблюжей шерсти и сравнительно недорого!
Дионисий: Палатки?.. Какие палатки, при чем здесь палатки?!
Павел: Видишь ли, Дионисий, я обладаю бытием в этом мире и мне нужно чем-то кормиться, а кто не работает, тот не ест.
Дионисий: Удивительно, как ты можешь одновременно воспарять мыслью к вершинам философии и тут же думать о своей торговле. Это для меня еще один урок мышления зрелого мужа. Конечно я с радостью помогу тебе – я лично знаком с интендантом Римского гарнизона и думаю он не откажет мне в просьбе принять тебя.
Павел: Благодарю тебя, Дионисий.
Дионисий: Это я должен тебя благодарить за эту беседу.


Дата: 25.06.2009, Просмотров: 1304


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004