Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Псалом 90 (платонический диалог)


«и Слово было Бог...»
(Ин. 1,1)



- Я вижу Вы снова читаете этот Псалом. Какой смысл повторно читать те же самые слова?
- Молитва – это не просто слова, но слова, кторые «плоть бысть»,
- Это в каком смысле?
- В том самом, который в современном «великом и могучем» русском языке обозначается как «базар, за который надо отвечать». То есть это слова, за которыми неизбежно следует какая-то трансформация бытия того, кто произносит эти слова. И уже нельзя сказать, что ты не произностил их, или что ты не то имел в виду, или что тебя не так поняли. Поняли именно так, как почувствует на себе твоя плоть и твоя жизнь. А не нравится – «фильтруй базар»!
- Вы говорите о священном, а пользуетесь при этом понятиями блатного жаргона – не кажется ли Вам, что это слишком вульгарно?
- Не кажется. Священное настолько вымыто из современного разговорного языка, что объяснить его можно только на примере чего-то столь же чуждого светской болтовне. И как показал Александр Секацкий, блатной жаргон для этого вполне подходит. Он взламывает поле чисто языковых игр нашей цивилизации и в этих разломах сочится плоть бытия, хотя и весьма неприглядного. Да, это «низ бытия», но что делать, если из языка исчез «верх бытия»,
- А как он исчез?
- А так, как это описано в библейской легенде о строительстве Вавилонской башни. Башня - это символ цивилизации, то есть комфорта, вырывающего человека из природного бытия. А такому цивилизованному существованию нужен соответствующий язык, столь же удобный и столь же далекий от жизни и смерти. Вот тогда и произошло то, что в Библии названо «смешением языков», а на деле было секуляризацией языков. Удобства цивилизации порождают безотвественное отношение к миру, к жизни. В области языка эта безотвественность называется «свободой слова»,
- Ого, на что Вы замахнулись!
- Увы, не я, - это наблюдение Александра Секацкого. Но я охотно к нему присоединяюсь. Свобода слова – это свобода от бытия. Эта свобода породила литературу как виртуальный мир человеческой культуры, но она же изгнала слово из области собственно бытия. Поэтому в поствавилонскую эпоху слово могло вновь «обрести плоть» только путем искупительной жертвы носителя этого слова – пророка, мессии. Поэтому Книги пророков и Евангелие – это не литература, а живая жизнь каждого, кто входит в мир этих текстов. И эта жизнь гарантируется жертвенной смертью авторов,
- Говоря блатным языком, авторы «ответили за базар».
- Именно так,
- А знаете, я думаю, что и великие явления литературы тоже строятся по этому трафарету. Разве Пушкин не был «распят» на своей дуэли, чем искупил всех нас - своих будущих читателей,  искупил нас миру великой русской литературы. Не потому ли литературное слово так много весит в русской культуре?
- Пожалуй Вы правы: Андрей Балдин так прямо и назвал Пушкина «Христос нашей литературы»,
- А трафарет-то несложный: в основе его явно просматривается отношение отцов и детей – только принесение отцом себя в жертву сыну делает из сына продолжателя жизни отца. Сын «облекается в отца» и приносит себя в жертву своему сыну – этим держится бессмертие в смертном мире,
- А в мире культуры бессмертие держится священным словом, которое согласно апостолу Иоанну «есть Бог», потому что именно через такое слово человек получает «повеление стать Богом», как говорил св. Василий Великий...
- ...или хотя бы не стать обезьяной,
- Да, или хотя бы не быть обезьяной! А вот секулярная «свобода слова» допускает все – она толерантна и к обезьяне и к полной свинье: каждый имеет право быть тем, кем ему удобно быть...
- ... и ему гарантированы равные права с человеком,
- Более того, это право и составляет основу «прав человека»!
- И никто не «отвечает за базар»...
- ...пока жизнь не заставит «разбираться по понятиям»!
- Может быть именно потому среди блатных так распространена ритуальная религиозность, что они чувствуют «конкретность» слова Божия?
- Пожалуй Вы правы. А интеллигенция потому всегда так далека от религии, что привыкла играть ничего не весящими словами – словами, свободными от обязательств перед жизнью,
- Что же делать?
- Очень русский вопрос! Как что делать? – читать Псалом 90: «Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него...»


Дата: 21.05.2010, Просмотров: 1232


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004