Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

«Институт благородных девиц» (Платонический диалог)


«И... айн, цвай, драй,
айн, цвай, драй...»
(фройлен Штольц)



- Вы что действительно смотрите этот сериал?
- Да, смотрю почти каждый день и вот уже почти два года,
- В Вашем ответе не звучит раскаяние? Но как это возможно – Вы же считаете себя философом, интеллектуалом?
- Я Вам больше скажу – я считаю себя первым философом, который посмотрел сериал в 480 серий,
- И при этом остался философом?
- Вот именно. А чем этот сериал хуже любого другого объекта философского исследования?
- Но, это же просто  халтура, безвкусица, гламурный китч, не имеющий ничего общего с искусством,
- Тут Вы совершенно правы – это не эстетический объект, но вовсе не потому что в нем нет вполне эстетических сцен и даже блестящих актерских работ. Такой сериал антиэстетичен всилу своей длины. В этом его сходство с романом Солженицына «Красное колесо»,
- Ну, Вы скажете тоже – то роман Солженицына, а то мыльный сериал, что между ними общего?
- Длина, только длина: я потратил семь месяцев на чтение этого романа – это время соизмеримо с двумя годами жизни, потраченных на сериал,
- Ну и что из этого следует?
- А то, что эстетически можно обнять только ограниченное во времени произведение – не более десяти серий, если это фильм, и не более пятисот страниц, если это роман. Обнять – значит иметь возможность  отстраниться от него, сохранив  его в своей памяти как целое. Обнять – значит быть больше, разносторонне обнимаемого, а значит быть свободным от обнимаемого. Бахтин называл это «авторской позицией вненаходимости» и через нее определял суть эстетики. Но как сохранить целым то, от чего в памяти остаются только некоторые сцены? Как отстраниться от произведения, которое надолго входит в твою жизнь и фактически становится частью твоей каждодневной жизни? Как бы талантливо оно не было сделано, это уже не произведение искусства, а просто параллельная жизнь, в которой ты сам уже не зритель, а один из неявных персонажей,
- А жизнь не эстетична?
- Конечно нет. Любая жизнь не эстетична, даже церковная, которая казалось бы протекает среди красоты храмового пространства, среди произведений иконописи. Но вся эта красота воспринимается эстетически только внецерковным человеком, который может взглянуть на все это отстраненно, эстетически. Для церковного человека ее просто не существует.  Так, Павел Флоренский спасал иконы не только от большевиков, но и от монахов, для которых список с иконы имеет то же священное действие, что и оригинал. Например, икону Спаса Нерукотворного кисти Андрея Рублева Флоренский обнаружил у монахов в бочке с квашенной капустой – с нее сделали список, после чего она стала для них просто доской,
- И Вы решились сделать себе прививку этой сериальной жизни подобно тому, как когда-то героические врачи-микробиологи прививали себе различные болезни, дабы наблюдать их протекание на себе?
- Да, я наблюдал за собой все это время,
- И что же интересного Вы заметили?
- Во-первых, я заметил, что перед суперсериалом человек совершенно беззащитен, как бы не пытался он спасти себя иронией: после тридцатой серии хочется убить всех персонажей, чтобы сериал наконец-то прекратился, но после трехсотой серии намерение авторов убить главного героя вызывает глубокое возмущение и воспринимается как личное оскорбление. У зрителя нет иммунитета против «бесконечного» сериала, и это произведение начинает жить в сознании зрителя как паразит или симбионт в теле живого организма,
- А что является иммунитетом по отношению к произведению искусства?
- Эстетика. Именно эстетическое чувство позволяет нам отстраняться от явления, не пускать его в свое «Я».  Когда не работает эстетический иммунитет,  все персонажи сериала воспринимаются как свои – как свои значимые личности. То есть по отношению к ним выстраивается система ценностей зрителя – зритель ведет себя в жизни так, чтобы понравиться значимым персонажам, чтобы получить их одобрение. Это нейролингвистическое или, в данном случае, нейровизуальное программирование зрителя, в результате которого  виртуальная реальность сериала становится частью реальной жизни человека,
- А что такое реальная жизнь человека?
- Почти Пилатовский вопрос! Но я на него отвечу: каждый человек живет в реальности значимых для него близких людей. Это конечно тоже виртуальная реальность, которая по структуре своей неотличима от «бесконечного» сериала,
- Поэтому сериал и приживается в ткани жизни зрителя?
- Да. И, по-видимому, не только мы с Вами это заметили. Это будет мое во-вторых. Наблюдая этот сериал, я вдруг стал понимать, что все вообще программы телевидения представляют собой сериалы: все ежедневные ток-шоу, все выпуски новостей – это все бесконечные постановочные сериалы,
- И новости тоже?
- Да, и новости тоже, включая все репортажи о современных войнах вроде войны  американцев в Ираке или Российско- Грузинского конфликта. Включая все репортажи о цветных революциях последних десятилетий. Все это варианты нейровизуального программирования. Мир на самом деле живет в нескольких виртуальных реальностях: «Си-Эн-Эн», «Аль-Джазира», «Раша Тудей». Что в действительности  скрывается за их картинками никто не знает и, в общем-то, уже и не хочет знать,
- Вы хотите сказать, что все ложь?
- А вспомните Тютчева: «Мысль изреченная есть ложь»,
- А как же «жить не по лжи» Солженицына?
- Жить не по лжи невозможно в принципе, если живешь в языковой среде. А язык – это любая знаковая система, включая и визуальный ряд. Гипотеза Сепира-Уорфа  о лингвистической относительности утверждает, что структура языка определяет мышление и способ восприятия реальности. Язык – это орудие лживого макиавеллианского разума приматов, на котором зиждется человеческий социум,
- А как же реальность?
- Реальность существует вне социума – это или животная жизнь без разума или молчание разума аскета – исихия,
- Исихия при эстетическом созерцании?
- Наверное так. И может быть эстетика – это едиственный иммунитет против лжи, эстетика – орган правды, орудие истины!
- Какой же вывод следует из всего этого?
- Выключить телевизор и «айн, цвай, драй...»,
- В смысле?
- В смысле:
«По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья...»


Дата: 02.12.2013, Просмотров: 894


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004