Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Открытый финал (девятое философическое письмо)

    Почему человек так упорно не хочет быть мыслящим существом? Он готов следовать традициям или моде, религиозым предписаниям или идеологической догме, лишь бы избежать необходимости размышлять своей собственной головой. Почему? Откуда происходит это свойство человека? И только ли человека? Не будут ли обладать таким же свойством любые разумные существа в Космосе? Вот такие вопросы задавал я себе, сидя на веранде своего дома и любуясь золотыми кленами, забрасывающими своими листьями клумбы и лавочки притихшего сада.
    Давайте вспомним, как совершается эволюция живых существ. Это нам еще Дарвин объяснил – путем конкуренции и отбора. Результатом этого процесса обязательно будут узко приспособленные формы организмов, которые тратят на свою жизнедеятельность минимальное количество энергии. А.Н. Северцов назвал этот путь эволюции идиоадаптацией. Но это хорошо пока среда обитания остается постоянной. А если происходят резкие ее изменения, что тогда? А тогда происходит то, что Северцов назвал ароморфозом – изменение способа жизни. А как он может произойти у узко приспособленных форм? На этот вопрос эволюция отвечает одним способом, который называется неотенией или педоморфозом.
    Если подумать, то это очень логично. Ведь узко приспособленная форма – это полностью развившийся организм, это его взрослая форма. А в детстве все организмы не вполне приспособлены к данной среде. У них как бы существуют иные потенциальные возможности развития. И эволюция это использует. Она делает эту детскую, ювенильную стадию половозрелой, тем самым как бы отсекая вообще взрослую стадию. Так садовод обрезает дерево у его корня и прививает к его пню новое растение. И вот на том же корне растет совершенно новый организм, который приносит совершенно другие плоды. Этот новый организм специализируется уже в совершенно ином направлении, чем его предок, и тем самым осваивает новую среду обитания. А когда среда снова резко изменится, эволюция повторит свой трюк с «обрезанием», оставив в качестве исходной формы ювенильную стадию уже этого нового  организма. И из нее вырастет совершенно не похожий на него организм – это и есть ароморфоз Северцова. Путем неотении организмы преодолевают тупики приспособленности и дают начало новым формам жизни. Таким путем возникли позвоночные из личинок асцидий, ченистоногие из личинок многощетинковых червей, травы из деревьев и несть числа этим примерам.
    Но для ответа на наш вопрос нам достаточно рассмотреть последний по времени пример неотении – возникновение человека. Человек – это ювенильная стадия обезьяны, ставшая половозрелой. Поэтому человек и во взрослом состоянии сохраняет многие детские черты поведения – любопытство, любовь, дружелюбие. Но главная для нашего разговора такая черта это способность к импринтингу. Импринтинг – это запечатлевание образа, который становится для детеныша значимым на всю его жизнь. Например, образ матери для утенка – им становится любой впервые им увиденный движущийся предмет. Так вот у животных стадия развития, когда они способны к импринтингу, очень короткая. Она характерна только для раннего детства. Человек, по-видимому, сохраняет способность к импринтингу всю жизнь. Благодаря этому человек оказывается существом с открытым финалом. Хорошо это или плохо? И хорошо и плохо.
    Плохо, потому что человек подвержен сильному влиянию внешних впечатлений. На этом основана массовая культура, мода, религии, идеологии, все, что называется психическим программированием поведения человека. Любая цивилизация программирует человека на лояльность к ее ценностям. И это удается именно благодаря его готовности к импринтингу, как готовы к нему детеныши животных, усваивающие необходимые для выживания навыки поведения взрослых животных. Вся история человечества – это драма столкновения зомбированных разными культурами человекообразных детенышей обезьян.
    А что хорошего? А то, что сама наша способность к мышлению – это продукт нашей готовности к импринтингу. Можно сказать, что мышление – это перманентный импринтинг. Причем, в отличие от описанного выше социального программирования, которое есть внешний импринтинг, мышление – это чисто внутренний импринтинг. Когда мы размышляем, наш готовый к принятию новых впечатлений мозг следит за тем, как мозг комбинирует старые впечатления, и сравнивает результаты этой комбинаторики с тем вопросом, который вызвал готовность к импринтингу. Когда результат комбинаторики соответствует вопросу, он запоминается как новое знание. Это и есть внутренний импринтинг. Что касается комбинаторики, то это фоновая деятельнсть мозга – он ею все время занят. Например, наши сны – это комбмнаторика впечатлений в чистом виде. Так что упрощая можно сказать, что сон + ипринтинг = мышление.
    Вот и получается, что человек, как существо с открытым финалом (как в индивидуальной жизни, так и в своей эволюции) и разумен и внушаем одновременно. Причем, разумен тот, кто в большей мере обращен своей готовностью к импринтингу внутрь себя, а внушаем тот, кто этой способностью более обращен в сторону социума. Если наши рассуждения верны, то это означает, что подобными же свойствами должен обладать и разум других высших существ в Космосе, ведь мы выводили свойства разумного человека из общих закономерностей биологической эволюции, которые везде одинаковы. Тогда получается, что история созревания разумного существа где бы-то ни было обязательно сопровождается столкновением цивилизаций, идеологическим насилием, массовым оболваниванием и возрождающейся в каждом новом поколении способности к наслаждению мышлением. Получается, что у разума в Космосе обязательно наличествует открытый финал.


Дата: 30.10.2015, Просмотров: 537


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004