Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 209
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Коллапс разумности (тринадцатое философическое письмо)

    Кажется я писал уже об этом, но я не боюсь повториться: из Космоса на нас взирает необъясненный пока страшный парадокс Ферми. Суть его в молчании Космоса, хотя в Космосе, как мы теперь знаем, есть множество планет, пригодных для жизни и разума. А разум, овладевший современными технологиями, не может молчать – наша планета излучает в Космос нашу болтовню вот уже сто лет. А Космос молчит. Хотя там теоретически должны быть цивилизации, на тысячи лет старше нашей. Значит что-то происходит с этими цивилизациями, Что-то такое, что заставляет их умолкнуть. И это не может нас не настораживать.
    Несколько лет назад профессор МИФИ Сергей Рубин в своей лекции о возникновении разума в Космосе сформулировал две неизбежные катастрофы, которые подстерегают разум на нашей планете. Это гуманистическая и технологическая катастрофы. Я хочу здесь поговорить о первой из них. Представьте себе график нормального или гауссовского распределения всех людей по их умственным способностям: вдоль оси абсцисс мы отложим качество ума, а вдоль оси ординат – количество людей, обладающих этим качеством. И тогда колокол гауссовского распределения накроет собой всех обитателей Земли, симметрично расположившись над нулем оси абсцисс. Этот нуль соответствует средним способностям ума. И таких людей в популяции большинство. Направо по оси абсцисс, где линия колокола плавно ее касается, спрятались умники – таланты, гении и прочие яйцеголовые человеки. Их мало. Слева линия колокола удерживает дураков – выродков, дегенератов и прочих потребителей жизни. Их тоже относительно мало. Но их может стать больше, потому что колокол нормального распределения не статичен – он может сдвигаться как вправо, и тогда мы говорим о прогрессе, так и влево, и тогда мы наблюдаем регресс общества. Есть непубликуемые данные, что такой колокол, построенный для негров, смещен влево по сравнению с колоколом для белых людей. То есть вцелом негры глупее белых, но об этом запрещено говорить публично.
    Не спешите радоваться, мой читатель, если Вы белый человек. Потому что Ваш колокол вскоре может оказаться там же, где и колокол негров. Потому что в нашем мире работает принцип Черной Королевы. Помните такой персонаж из сказки Льюиса Кэрролла? Она говорила Алисе, что для того, чтобы оставаться на месте, нужно бежать со всех ног, а для того, чтобы продвигаться вперед, нужно бежать еще быстрее. Но как это возможно бежать быстрее, чем со всех ног? А это значит нужно иметь другие ноги. Или, в нашем случае, другие мозги. Нужно быть мутантом в своем социуме, чтобы сдвигаться вправо и вместе с собой двигать вправо весь социум. Было ли такое в когда-нибудь истории? Было, в античной Греции. Мераб Мамардашвили недаром называл древних греков мутантами. Они и правда были странными. В их обществе была мода на ум и образование. В любом обществе есть мыслители. Но вот чтобы все остальные обыватели стремились подражать им, такого история не знала ни до, ни после греков. И гауссовский колокол эллинской цивилизации заметно сдвинулся вправо. А колокол нашей современной цивилизации все больше сдвигается влево. И происходит это потому, что современный мир отравлен вырожденным или политкорректным гуманизмом.      
    Если бы первые гуманисты эпохи Ренессанса познакомились с нашей нынешней практикой гуманизма, они бы обвинили наше общество в антигуманизме. Потому что гуманизм они понимали как направленное улучшение человеческой природы через приобщение к античности, которая уже реализовала в истории такое улучшение. Задача ренессансного гуманизма состояла в выявлении всех возможностей, заложенных природой в человеке. Один из отцов гуманизма Пико делла Мирандола в XV веке писал о человеке: «Тебе дано переродиться в низшие, скотские формы жизни. Но есть в тебе и сила, чтобы, внимая суждению своей души, ты мог переродиться в высшие, божественные ее формы». Петрарка понимал гуманизм как самопознание человека. Наш, нынешний гуманизм заключается в прямопротивоположном - в заботе об убогих, дефективных, примитивных индивидах, дабы они не чувствовали своей ущербности в обществе. И достигается это путем снижения интеллектуальных требований общества до уровня, приемлющего те самые «скотские формы жизни», от которых предостерегал человека основатель гуманизма. В биологии эта тенденция называется отрицательным отбором. И его результат уже налицо: мозг современного человека на 15-20% меньше мозга кроманьонца, который жил в условиях жестких интелектуальных требований, предъявляемых к нему средой обитания. Мы выглядим недоразвитыми подростками по сравнению с нашими героическими предками – и не физически, а интеллектуально! Об этом писал еще Кант: «Леность и трусость – вот причины того, что большая часть людей... охотно остаются на всю жизнь несовершеннолетними. Ведь как удобно быть несовершеннолетними!». Ницше называл таких людей «последними людьми» и мечтал о сверхчеловеке, который прийдет им на смену. Но вместо сверхчеловека  ХХI век явил нам «сверхпоследнего человека», который готов стереть свое отличие даже от домашних животных. Это и есть тупик современного гуманизма.
    Его прекрасно описал еще в ХIХ веке Константин Леонтьев – он назвал это состояние обещства «смесительным упрощением». Оно наступает вслед за эпохой «цветущей сложности», в которой максимальное число людей достигало расцвета своих способностей, в том числе и умственных. Эту эпоху и можно было бы назвать «гуманизмом» в том смысле, который вкладывали в это слово творцы Ренессанса. Но, увы, этот смысл словом «гуманизм» утерян навсегда. И теперь писателям приходится придумывать новые понятния, описывающие то же самое. Недавно Борис Акунин (Чхартишвили) предложил называть это состояние общества аристономией – стремлением к лучшему качеству человека (от греческого аристос – наилучший). Аристономия – это закон улучшения человека или закон сдвига нашего гауссовского распределения вправо. Это положительный отбор лучших среди людей на фоне стремления всех остальных подражать этим лучшим. Лучший – это не самый богатый или успешный, как это понимается в современной обществе, а это тот, кто в максимальной степени развил в себе свои человеческие потенции. Аристономия – это противоборство с энтропией «лености и трусости», о которых писал Кант. Закон возрастания энтропии выполняется в нашем мире автоматически, поэтому если не прилагать постоянных усилий в направлении аристономии, то наше гауссовское распределение автоматически будет сдвигаться влево. Как говорил Мамардашвили: «Умная мысль требует усилий, глупая возникает автоматически». В физике с энтропией борется демон Максвелла, который есть не что иное как отбор. То есть демон Максвелла это и есть «демон Дарвина». Современный гуманизм изгнал всех «демонов» еще в ХIХ веке, когда Ницше объявил, что «бог умер». Он думал, что это открывает дорогу для сверхчеловека, а оказалось, что это было разрушением последнего барьера на пути «последнего человека». Вобщем, «тушите свет, поперло быдло кверху», - если пользоваться лексикой того же быдла.
    Что же деать? Любимый вопрос русских интеллигентов. И за всех них ответили на него братья Стругацкие в повести «Гадкие лебеди», где высоколобые «мокрецы» увели с собой подрастающее поколение. То есть нужно делать то, что делал на протяжении своей жизни Колмогоров и его ученики: совершенствовать себя и увлекать этим занятием молодое поколение. Так возникли советские физматшколы, которые до сих пор порождают все новые поколения аристономов. Вот только остальное общество не заражается этим стремлением, и в этом состоит трагическое отличие современного мира от мира античной Греции. В таких условиях разнонаправлености векторов отбора в интеллектуальной элите и в остальной инертной массе неизбежно произойдет расщепление общества на два подвида или две касты. И с течением времени они перестанут понимать друг друга, потому что будут говорить на разных языках – одни на языке культуры, другие на «четланском». Вряд ли элита сможет выжить в условиях демократии, ведь она будет составлять исчезающее меньшинство. Вот мы и приблизились к сути той катастрофы, которая подстерегает разумную жизнь на нашей планете и которая быть может скрывается за «молчанием Ферми».    
    Но на самом деле все обстоит еще хуже. Потому что активно зреет вторая катастрофа, о которой говорил профессор Рубин – технологическая. Она связана с внедрением в нашу жизнь и мышление компьютеров и потому опасна как для массового человека, так и для интеллектуальной элиты. Психологи уже выявили долговременные следствия от пользования компьютером. Это ослабление долговременной памяти и глубокого концептуального мышления. Компьютер тренирует только оперативную кратковременную память и быстроту реакции. А тезаурус человека, то есть его подлинные знания и понимания базируются на тренировке долговременной памяти, на медленном чтении и продумывании прочитанного. Компьютер дает много информации, но отучает мыслить. «Многознающий дурак» становится распространенным типом разума даже среди умственно продвинутой элиты. А это уже тупик для будущего человечества.    Технологическая катастрофа образует барьер для сдвига гауссовкого колокола человечества вправо. В то время как гуманизм активно сдвигает его влево. Нетрудно экстраполировать эту тенденцию в будущее: нас ожидает коллапс человеческой разумности.  
    Что такое коллапс? Вспомните как выглядит черная дыра – звезда, пережившая коллапс. Она окружена горизонтом событий – «ямой», из которой не может выбраться никакой сигнал. А теперь взгляните на наше гауссовское распределение. Его колокол описывает форму потенциальной ямы, в которой мы находимся в данный момент времени. Точнее, колокол описывает свободу нашего умственного движения: граница колокола – это граница наших умственных возможностей. Яма нашего разума грозит обратиться в черную дыру разума. При этом правая сторона ямы задается технологической катастрофой Рубина, левая – гуманитароной катастрофой. А вместе они образуют тот самый «горизонт событий» или «горизонт бессилия» нашего разума, за пределы которого не может вырваться никакой его сигнал. Не в этом ли заключается причина молчания Космоса, ведь разум на разных планетах развивается по сходным законам?


Дата: 11.02.2016, Просмотров: 484


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004