Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 205
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Завещание Шекспира

  Опрос европейских интелектуалов накануне нового тысячелетия показал, что большинство из них считает человеком тысячелетия именно Вильяма Шекспира. Почему? Чтобы понять это, надо снова перечитать его трагедии, глядя на них одновременно и из конца ХХ века и из первой половины тысячелетия. из так 
называемых Средних Веков. Не понимая мироощущения человека Средних Веков, нельзя понять, о чем же писал Шекспир. В Средние Века человек еще не отделился от своего социума: человек как таковой еще не существовал - был представитель рода, цеха, своего сюзерена, человек органически входил в эти образования, с гордостью исполняя свой долг, который был его судьбой. Как говорит Макбет:" В себе уже содержит верность долгу Свою награду. Дело короля - От нас, сынов и слуг его престола, Услуги принимать, а наше - печься О том, чтобы снискать любовь и честь У государя". Шекспир жил во времена, когда Средние Века закончились, но люди, жившие тогда, этого еще не знали, или только смутно ощущали, что что-то изменилось, что "век расшатался" или "вывихнулся", как говорит Гамлет. Шекспир и пытается моделировать в своих трагедиях варианты поведения человека в этот переходный период, когда органическая традиция средневекового сообщества уже не защищает человека, а попытки жить своим умом страшат местью Судьбы. Причем Судьба карает и умных и глупых, пытающихся проявить своеволие. Для человека Средневековья это само собой разумеется. Но для человека нарождающегося Нового Времени уже очевидно, что и покорного судьбе человека она карает в не меньшей степени. Так как быть, как жить? В этом суть вопрошания Гамлета: "Быть или не быть 
- таков вопрос", точнее "Как быть?" или в нашей родной российской транскрипции:"Что делать?" - "Что благородней духом - покоряться  Пращам и стрелам яростной судьбы Иль, ополчась на море смут,сразить их Противоборством?" 
  И Шекспир последовательно рассматривает возможные варианты ответов на этот вопрос в разных трагедиях. Альтернативы можно условно сгруппировать в четыре комбинации, которым можно дать условные наименования: 1) "умное своеволие", 2) "глупое своеволие", 3) "умная покорность судьбе", 4) "глупая покорность судьбе". Каждый тип поведения имеет своим итогом горы трупов в финале пьесы. но различие между ними все-таки есть. Рассмотрим их по-порядку. 
  1) это Гамлет, причем своеволие его заключается в том, что он внутренне сопртивляется тому, чтобы исполнить свой сыновний долг мести, к которой его обязывает призрак отца. Гамлет - человек Нового времени, усвоивший новое мышление в германском университете, и он уже психологически отстранен от 
безусловного отождествления своих желаний и требований сословного долга. Именно его колебания в выборе модели поведения приводят к трагедии:" Так трусами нас делает раздумье, И так решимости природный цвет Хиреет под налетом мысли бледным, И начинанья, взнесшиеся мощно, Сворачивая в сторону свой ход, Теряют имя действия." Вывод: не надо раздумывать там, где надо исполнять свой долг. 
  2) это король Лир и Макбет. Король Лир, король от Бога, решил отказаться от выполнения своего королевского долга:"Ярмо забот мы с наших дряхлых плеч Хотим переложить на молодые И доплестись до гроба налегке". И Судьба карает его за это легкомыслие. 
  Макбет переступает через свой долг перед королем по наущению своей супруги:"Твое "хочу" слабей "не смею"", и тот решается:"Я смею все, что смеет человек", а леди Макбет поддакивает:"И больше был бы им, когда бы посмел Стать большим, чем ты был". Тут уже звучит человекобожеский пафос Нового времени, на котором зиждется, согласно Максу Веберу, протестантская мораль капитализма. Но горы трупов в финале свидетельствуют, что и этот путь не является для Шекспира решением его экзистенциальной ситуации. 
  4) это Отелло, глупая жертва средневековых понятий о чести. Это драма совсем не о ревности, а о глупо понятом долге: "Я не в гневе мстил, А жертву чести приносил..." "Таков мой долг. Таков мой долг." - повторяет он как попугай. "Кто управляет собственной судьбою?" - восклицает он в финале, из чего ясно, что он 
юридически невменяем. "Убийца честный" Отелло не менее отвратителен Шекспиру, чем подлый Макбет - надо все-таки иметь голову на плечах. 
 3) и наконец Ромео и Джульетта. Любопытно, что поэма Артура Брука "Трагическая история Ромео и Джульетты"(1562), на которую опирался  видимо Шекспир при написании своей трагедии, трактует эту историю, как пример "бесчестного желания" влюбленных, которые "презрели волю родителей", за что и поплатились смертью. Т.е по нашей классификации - это стуация "глупого своеволия". Но Шекспир совершенно иначе расставляет акценты в этой истории и получает иную ситуацию. У него "Любовь - безумье мудрое" и оно побеждает глупое безумье вражды двух семейств. Герцог говорит в финале:" Мотекки, Капулетти, Вас бич небес за ненависть карает ... силою любви". И со стороны влюбленных тут нет своеволия, а напртив покорность судьбе. Ромео говорит:"Но тот, кто держит руль моей судьбы, Пускай направит парус мой" и брат Лоренцо благославляет эту связь:"Пусть небо этот брак благословит". Тут иной финал, чем у Брука, хотя все происходит вроде бы так же. У Шекспира смерть влюбленных оказывается искупительной жертвой, возвращающей человеческий облик своевольным безумцам - главам семей. 
  Какой же урок преподал Шекспир европейцам? Какая стратегия решения экзистенциальной ситуации нарождающегося Нового Времени мыслилась им как наиболее приемлемая? Я думаю, что третья, хотя Европа пошла по пути развития и углубления второй. Действительно, за прошедшие четыре века "хочу" европейского 
человека стало неизмеримо больше его "не смею", затмив его горизонт. А вот "мудрое безумие любви" вообще скрылось с горизонта европейского мира. И готовности умереть за любовь не стало - в понятиях не стало. А тот, кто не готов умереть, не имеет права жить - такова логика бытия человека, которая была очевидна Шекспиру (или тому аристократу, который скрывался под этим псевдонимом), но которую растеряли те, потомки кого сегодня, накануне XXI века так единодушно называют его человеком тысячелетия. 
  Но быть может новый век поймет и оценит завещание Шекспира - "мудрое безумие любви".


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 1527


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004