Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 231
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Бог– геометр


«Бог такой же великий Художник в великом, как и не меньший в малом»
(Аврелий Августин «О граде Божьем»)






    Вот миниатюра из средневекового манускрипта  ХIII  века. Кажется, что именно глядя на нее Исаак Барроу мог воскликнуть: «О, Господи, какой Ты геометр!» Так все-таки Бог художник или геометр? Судя по красоте фрактальных кружев, изображенных на миниатюре, разницы между Художником и Геометром нет. Когда-то ее не было и среди людей. Я подумал об этом, перечитывая статью Льва Верховского «Прообраз красоты мира» (http://lev-verkhovsky.ru/wp-content/uploads/2015/08/ПрообрКрасотФранц.pdf). Это статья о проективной геометрии, которая представляет собой самый общий вид геометрии. Говорят даже что «проективная геометрия — это вся геометрия». Открыли ее именно художники в ХV веке, когда стали использовать линейную перспективу на своих картинах. Леонардо и Дюрер изображали ее виде пирамиды лучей, исходящих из глаза художника и достигающих изображаемого объекта. Сечение этой пирамиды холстом картины создавало рисунок объекта. Рисунок мог искажаться в зависимости от угла сечения, но объект на нем был узнаваем, потому что его линии и точки соответствовали линиям и точкам рисунка. В XVII веке были сформулированы теоремы этой геометрии, а в начале XIX века поручик наполеоновской армии Понселе завершил ее оформление в саратовском плену.
    Но почему именно художники открыли проективную геометрию? Потому что художник – это и есть образ и подобие Божие, то есть человек per se. Кант считал, что  врожденная геометрия человеческого восприятия это евклидова геометрия, а Бертран Рассел пришел к выводу, что это именно проективная геометрия. А для Бога? Лев Толстой как-то подвел такой итог своему богоискательству: «Либо Бога нет, либо Он есть весь этот мир». Но в евклидовом мире Богу действительно нет места. Как и в «евклидвом уме», по выражению Ивана Карамазова. А в проективном мире? А в проективном мире упраздняется различие конечного и бесконечного, «потусторонний мир» неотличим от «посюстороннего мира» потому что проективная плоскость это односторонняя поверхность вроде ленты Мебиуса. В таком мире Бог был бы уместен. Бог – это действительно весь мир, как говорил Толстой, и Он может творить различные геометрии реальности, задавая соответствующие инварианты в проективной геометрии. Недаром эти инварианты называются «абсолютами». Свой абсолют порождает евклидову, риманову или геометрию Лобачевского. Но сам Автор при этом находится вне своего творения – ему свойственна более общая проективная геометрия. Авторская позиция «вненаходимости» (Бахтин) проявляется еще и в таком свойстве проективной геометрии, что ее сложные теоремы становятся простыми при переходе к пространству большей размерности. «В связи с этим у знакомящихся с проективной геометрией нередко возникает странное ощущение, что наша реальность есть проекция «тень» — какого-то другого, более простого и понятного, но имеющего большее число измерений мира» (Л. Верховкий). Быть может именно поэтому человеку-художнику свойственна эта геометрия, ведь он по жизни своей занимает «авторскую позицию» творца. Недаром Творца символически изображают в виде глаза в вершине пирамиды, как на долларовой купюре. Не та ли это пирамида, что «выходила» из глаза Дюрера или Леонардо?


Дата: 15.07.2018, Просмотров: 60


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004