Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 205
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Проблема двойника

  Двойник – это таинственная сущность, присутствующая  в мифологическом сознании человека. Древние египтяне называли его «Ка» и считали, что после смерти тела именно Ка вселяется в мумию и существует в ней. Согласно африканской мифологии двойник связан на материальном уровне с плацентой: можно сказать, что двойник – это метафизическая проекция плаценты. Недаром в некоторых культурах существовали обычаи похорон плаценты при рождении ребенка, или, напротив, ритуального поедания ее родственниками – в обоих случаях речь шла о магическом обряде отделения двойника от ребенка при рождении последнего. Смерть же во многих мифологических и религиозных представлениях – это встреча (объединение) со своим двойником. Это очень похоже на то, как из ваккума рождаются пара  «частица-античастица», при этом чтобы они не проаннигилировали сразу же после рождения, одну из них надо удалить путем взаимодействия с какой-нибудь другой частицей. Быть может еще лучше аналогия с квазичастицами в теории твердого тела: рожденное тело аналогично квазичастице в кристалле, а дырка, возникающая на месте возникновения этой частицы – это аналог плаценты или двойника.
    Человек в терминологии К.Юнга это существо, одним полюсом которого является Эго, а другим – Самость, а соединяет эти полюса Душа, которая имеет окраску противоположного пола – это Анима для мужчин и Анимус для женщин. Быть может половая окраска Души – это только половая дополнительность Самости, которая несет «заряд» противоположного пола подобно тому, как анитичестица имеет противоположный по отношению к частице заряд.
    Согласно К.Кастанеде, тело человека  – это кокон энергетических волокон, которые сцеплены в светящейся точке (области), называемой «точкой сборки». Положение точки сборки в коконе определяет тип и характер человека. У каждого человека существует двойник  или «тело сновидения» – это такое же образование из энергетических волокон, что и тело, но без своей собственной точки сборки – точка сборки тела смещается в тело сновидения во время сна, отчего последнее и получило свое наименование.
    Сознательное соединение  со своим двойником доступно только магам – людям с безупречным (прежде всего бесстрастным) поведением. На языке христианства такие люди называются аскетами. Тело, соединившись со своим двойником, обладает магическими способностями – для него окружающий мир приобретает магические черты подобно миру сновидения, где воля и капризы свободно трансформируют ситуации реальности, и реальность перестает подчиняться законам сохраниения. Таким образом маг – это грезящий наяву человек: он в реальности ведет себя так, как обыкновенный человек ведет себя во сне. Но вспомним определение веры, данное Отцами Церкви: «Вера – это уверенность в невидимом и осуществление чаемого». Т.е. верящий человек, так же как и маг Кастанеды, это человек, грезящий наяву – «сновидящий» реальность, а не видящий ее, как человек реалистической ориентации. Причинность мира, управляемого законами сохранения, для мага или верящего заменяется  символической (термин К.Юнга) причинностью, в рамках которой совершаются необъяснимые «совпадения» событий, не связанных между собой обычной причинностью. Символическая прчинность – это иное определение устройства магического мира, которое делает возможной магию.
   Возвращаясь к вышеприведенной аналогии  с  частицами и квазичастицами современной физики, можно сказать, что маг – это «экситон» – объединение электрона с дыркой в кристалле, в результате чего частицы, бывшие фермионами по своим свойствам (т.е. ограниченными в своих движениях) превращаяются в бозоны (экситоны являются бозонами), которые обладают свойством сверхпроводимости (т.е. большой подвижностью) при низких температурах (таким свойством обладают пары электронов – куперовские пары – но теоретически этим же свойством должны обладать и экситоны). Т.е. для бозонов дествительно перестает выполняться «физика фермионов» и начинает работать «магия сверхпроводимости». Аналогия идет еще дальше: низкой температуре соответствует безупречность (бесстрастность) воина (его «холодность»), что является, по Кастанеде, условием достижения состояния мага. А корреляция между частицей и дыркой вполне аналогична «намерению» у Кастанеды, даже не просто намерению, а намерению, совпадающему с намерением Духа – в данной аналогии речь идет о корреляции поведения частицы со всей кристаллической решеткой ( «всем миром», где обитает частица), условным заместителем которой и является дырка.
   Согласно К.Юнгу, цель жизни человека – соединить свое Эго со своей Самостью, т.е. со своим внутренним Абсолютом («Атманом» – в Ведической традиции), который является «представителем  трансперсональной сущности» («Брахмана» - в Ведической традиции)  в данном человеке. Это истинное Я человека («Атман  есть Брахман», - говорят индусы) или то, что в религии называется Богом. Отцы Церкви говорили: «Если Вы не верите в Бога, попробуйте молиться», ибо молитва – это и есть намерение на Самость, которая и есть Бог в человеке. Соединение же Эго и Самости – это и есть «обожение» человека. Термин «обожение» принадлежит Г. Паламе и Афонским исихастам: согласно их представлениям, обожение достигается путем стяжания Божественных энергий, что доступно только аскетам. Согласно Кастанеде, именно безупречность воина (аскетизм монаха – в христианских терминах) позволяет ему соединиться со своим телом сновидения и стяжать энергию, которую Кастанеда часто называет Духом. Цель воина - стать магом, который может отождествлять свою волю с волей Духа, цель монаха – стяжать Духа Святого и просвятиться, т.е. стать святым или обоженным. Не об одном и том же ли здесь идет речь?
    Если тело с точкой сборки эквивалентно Эго, а тело сновидения или двойник эквивалентен Самости, то соединение их – обожение христианских аскетов - есть достижение состояние мага. Сама точка сборки при этом является посредником этого соединения, поскольку именно ее смещение между телом и телом сновидения и создает это единство, согласно Кастанеде. Но эту же посредническую функцию, согласно К.Юнгу, выполняет душа или Анима. Поэтому вполне правомерно, как это сделал В.Ю. Кобзев, отождествить душу с точкой сборки (или «свечением осознания», как она еще называется Кастанедой). Точка сборки функционально эквивалентна понятию «доминанта» в физиологии, которое ввел А.А.Ухтомский. Это понятие имеет волевую окраску, ибо характеризует цель воления или, как говорит Кастанеда, намерения. В этой терминологии можно сказать, что человек должен «намеривать» свою Самость – это и есть цель его жизни. В религиозных терминах: цель жизни – в устремлении к Богу. Речь, видимо, идет об одном и том же.
    Наглядность «намерения точки сборки» делает наглядным и религиозное понятие греха. «Грех» в переводе с греческого означает «промах» (отсюда математическое «погрешность»). Это и есть промах в намерении точки сборки, когда вместо Самости (двойника) она попадает в область притяжения иных существ, как человеческих, так и, согласно Кастанеде, даже неорганических. В религиозной терминологии последние называются «бесами», а человек, точка сборки которого осуществляет «симбиоз» с таким бесом, называется «одержимым». Кастанеда в своих книгах называет бесов «воладорес».
    По определению Н.Н.Моисеева, человек – существо скорее не разумное в своем поведениии, а страстное. А я бы уточнил: человек – существо «стрессное», ибо разные страсти имеют одно биологическое выражение – стресс. Именно в момент стресса происходит то, что Кастанеда назвал «открыванием щитов тоналя» или что в науке называется нарушением гомеостаза, и в эти «щели» устремляются бесы, стремясь установить симбиоз с человеком. Часто это происходит во время сновидений, когда тело беззащитно, но двойник охраняет тело во сне (как говорит А. Секацкий): точка сборки смещается к телу сновидения, и бесы устремляются к последнему, принимая его за основное тело и стемясь установить с ним контакт, но в момент пробуждения точка сборки смещается опять к основному телу и бесы остаются ни с чем. По словам Секацкого, тело сновидения выполняет роль «корабля дураков», на который заманивают непрошенных гостей из преисподней, и отталкивают от берега реальности. Т.о. двойник выполняет роль ангела-хранителя для тела. Страсти (стрессы) раскрывают энергетический кокон человека, делая его доступным бесам, и тогда место ангела-хранителя занимает иной «симбионт» – «воладорес», который играет роль нового Эго, т.е. «Я» человека, определяя доминанту его поведения и жизни, - это и называют в религии одержимостью. Согласно Кастанеде неодержимых людей почти нет, только маги и святые являются неодержимыми, ибо они установили «симбиоз» со своим двойником. В момент смерти энергетический кокон тела распадается на отдельные волокна, но точка сборки (свечение осознания или душа) оказывается или в области («полосе») реальности бесов (воладорес), и тогда мы говорим, что «душа попала в ад», или в области двойника – «ангела харнителя» и тогда мы говорим, что «душа взята ангелом в рай».
    Почему «полоса реальности неорганических существ» представляется душе адом, т.е. местом мучений? Да потому что именно максимальные стрессы и при жизни были теми вратами, через которые бесы устанавливали контакт с душой (точкой сборки), и память об этой доминанте после смерти тела – это и есть содержание переживаний души – «адские муки», ведь любая страсть мучительна, даже сладостная, т.е. содержит в себе садо-мазохистский комплекс. При жизни тела двойник через механизм сна систематически лечит душу от этого комплекса (недаром говорят «утро вечера мудренее»), а после смерти связь с двойником потеряна - тут страсти ничто не может сдержать, и они превращаются в адские муки.
    А что же рай? У Кастанеды его описание довольно сурово – это некая космическая сущность – Орел, - которая съедает точки сборки (свечения осознания или души), переносимые к ее клюву двойниками-ангелами. Речь идет о выходе души за пределы нашего мира, и выход этот по форме напоминает магам клюв птицы. Выход из мира означает в терминах религии встречу с Богом. Бог не находится в мире, ибо Он его сотворил, а занчит Бог лишен бытия, которое существует только в мире. Еще Дионисий Ареопагит понял то, что Бог не обладает бытием. Но Бог тоскует по бытию в мире. Согласно Юнгу, Бог захотел обрести бытие, став человеком, после того как  Иов Многострадальный одержал моральную победу над Богом, противопоставив Божественному всемогуществу свое моральное превосходство. Здесь воистину человек стал тем «камнем, который Бог сотворил, но который Он не в состоянии поднять» (Н. Бердяев). И Бог возжелал осознания человека, что и видят маги Кастанеды в образе питающегося осознанием Орла.
     Что значит «Бог сотворил мир, сотворил человека»? Это значит в терминах Кастанеды, что Бог сновидит мир и сновидит человека. В мифологии австралийских аборигенов время сотворения мира называется «Временем сновидений». Может быть даже можно сказать, что человек – это тело сновидения Бога! Мир есть майя – великая иллюзия или «сон Брамы», как говорят индусы. Бог «абсолютно безупречен» (если пользоваться термином Кастанеды), поэтому Его сновидение абсолютно реально, т.е. устойчиво настолько, что в нем можно выделять «законы природы», которые не нарушаются. Сновидимый человек в сновидимом мире существует как реальный объект в реальном мире и в принципе не может определить, реален ли этот мир. Это «закон абсолютной конспирации», сформулированный А.Секацким. Но в этой конспирации есть дырка – двойник, поскольку он сам принадлежит к миру сновидения сновидимого существа – человека. Ложь компенсирует ложь (см. мое эссе «Метафизика лжи») и появляется выход к Истине – это выход к Богу через посредство двойника. Так что двойник – это  «Корабль дураков» еще и другом смысле – в смысле «Ладьи Харона».
    Все так, если бы не бесы. Их тоже сотворил Бог, а значит они тоже сновидимы, но они «возгордились», как говорит Писание, и воруют осознание человека, дабы в сновидимом осознании человека скомпенсировать свою собственную сновидимость и обрести реальность. Это и есть суть их бунта против Бога. Т.е. они получают воплощение посредством человека. И делают это довольно успешно, как пишет Кастанеда. В этом и состояло то грехопадение Адама, о котором повествует Библия. Суть грехопадения в отделении тела (Эго) от тела сновидения (Самости), что делает возможным для эго уклоняться в своих устремлениях от Самости и устанавливать «симбиоз» с бесами. Видимо в раю Адам находился в состояни сновидения, а грехопадение было эквивалентным пробуждению к реальности: изгнание из Рая это и есть пробуждение. Это грехопадение воспроизводится в каждом поколении людей в процессе их индивидуального развития. Мы уже говорили выше, что процесс рождения как отделения от плаценты – это есть первое радикальное отделение от двойника. Но окончательное разделение с ним (окончательное «пробуждение от детства», ибо детство похоже на сновидение – достаточно посмотреть, как дети «заигрываются») протекает через несколько этапов, которые связаны с созреванием мозга и формированием т.н. «операциональных структур» мышления (которые выделил и описал Ж. Пиаже). Недаром грехопадение связано в Писании с древом познания, т.е. с формированием таких структур мозга, которые позволяют описывать мир как реальность, подчиняющуюся определенным объективным законам сохранения, а не мир приложения магической воли. Разум – это ловушка для воли, ибо он устанавливает рамки возможного. В эту-то ловушку и поймал Адама искуситель. И запер его в клетку страха. Страха перед границами дозволенного разумом. Говорят, что в одном неканоническом Евангелии приводится еще одна заповедь Христа: «Не бойся». Страх – оборотная сторона гордыни, как это ни странно звучит. Еще Ф.Ницше говорил, что за стремлением к знанию стоит воля к власти. И власть эта основана на знании законов природы. В тени этого могущества человека скрывается страх наткнуться на пределы применимости законов природы, на их неустойчивость. Христос, принеся себя в жертву, показал символический выход из ограничеснности человеческой «одержимости разумом» – человек должен принести в жертву свое Эго. Человеческое Эго проецируется на область знания как парадигма, в рамках которой только и существуют законы природы. В области знания  жертвой, как показал П.Флоренский, является принятие противоречия, т.е того, что с точки зрения разума невозможно: «Антиномия есть жертва рассудка». Именно в такой жертве человеку открывается вера – «уверенность в невидимом и осуществление чаемого», когда он может сказать горе «сдвинься!» и она сдвинется, как сказано в Евангелии. Т.е. жертвоприношение Эго – это и есть соединение со своим двойником – Самостью, и переход тем самым в магическую реальность, где законы уступают место воле (намерению).
   Формирование этих операциональных структур разума завершается, согласно Пиаже, к 12ти годам, после чего и наступает период полового созревания, когда гипертрофированное Эго, потерявшее всякое сдерживающее влияние со стороны двойника (Самости), становится особенно подвержено страстным  влияниям  различных бесов. Это основа подростковой одержимости злом и разрушением. Тоска одиночества Эго, ищущего своего двойника, - это основа любовной тоски юности. Просто поиск переводится в плоскость поиска полового парнера, в котором влюбленный видит воплощение своего двойника. Это и есть основа влюбленности: состояние влюбленности напоминает состояние сновидения, когда активность собственного Эго снижается до нуля, а роль активного доминанта играет объект любви. И можно сказать, что с зачатием ребенка влюбленными происходит соединение Эго  с Самостью, только это новое Эго и новая Самость, не имеющие отношения к их собственному поиску двойника. Это лишь временная замена, как для женщины состояние беременности является временным эквивалентом состояния полноты - соединения Эго с ребенком, выполняющим для матери роль Самости. Но с взрослением детей, родители вновь ощущают одиночество своего Эго и тоску по собственной Самости. Это происходит после сорока лет, когда в физиологии происходят гормональные сдвиги, обусловливающие появление характерных черт противоположного пола (что особенно четко заметно у стариков). Не является ли это проявлением своей Анимы (соответственно, Анимуса), которая (который) приходит напомнить, что пора, что Самость ждет?
   Нельзя определить Бога точнее, чем это сделал св. Иоанн в своем Евангелии: Бог есть любовь. Это проекция ощущения своей Самости на любовный опыт юности, который есть у каждого, ведь суть любви в том, что двое становятся одним. Биологически это называется симбиозом. Поэтому биолог мог бы сказать: Бог есть симбиоз (тогда бес себя проявляет как паразит). Симбиоз – это гармония, - то, что китайцы называют Дао. Т.е. определение Иоанна относится к средству достижения того состояния гармонии (Дао), которое есть Бог – и в котором пребывает Бог. Именно поэтому Бог не обладает бытием, как мы говорили выше, что бытие – это борьба за обретение гармонии, а Бог и есть эта гармония.
   Итак, грехопадение – это выход из под влияния Самости и подпадение под влияние бесов, тогда Спасение – это возвращение к своей Самости. Слова Христа «Будте как дети, ибо их есть Царствие Небесное» как раз и можно понять, как указание на то, что Царство Небесное, которое, согласно Евангелию, находится «внутри нас», представляет собой состояние соединения Эго и Самости. Это возвращение в исходное райское состояние, в котором пребывал Адам до грехопадения, и в котором пребывает человек в нормальном детстве.
     Чтобы остановить «утечку душ» к бесам, Бог  воплотился в человека – родился Христос. Христос, как воплощенный Бог, был с рождения единством тела и двойника, Его Самостью был Бог, Его Эго было неотделимо от Его Самости, а потому мир был для Него миром сновидения, в котором Он совершал любые изменения волевым усилием – намерением. Судя по Писанию Богородица зачала в состоянии сновидения (сновидения в смысле Катанеды). И только однажды Эго Христа отделилось от Его Самости: от момента моления о чаше в Гефсиманском саду и до момента, когда Он закричал на кресте: «Зачем Ты меня оставил?». Его Эго умерло вместе с телом, а Самость (посредством души – точки сборки) перешла к телу сновидения, из которого Он и совершил воскресение (мысль В.Ю.Кобзева). Христос вознесся путем полного соединения своего тела и своего тела сновидения, что подробно описано у Кастанеды как уход магов из этого мира. Но при этом Он остался в мире, как посредник между Богом и двойниками людей. Можно считать, что таинство крещения соединяет двойника человека с Христом, не давая отклоняться (т.е. грешить), и таинство причащения востанавиливает контакт человека со своим телом сновидения, соединенным со Христом. Эта совокупность тел сновидения христиан, соединенных со Христом, есть то, что Отцы Церкви называли Церковью Небесной. Это прекрасно провидел и изобразил в росписи Кирилловской церкви в Киеве М.Врубель,- там изображены энергетические эманации, соединяющие апостолов с единой точкой пространства, откуда и исходит Дух Св. Святые люди этой Церкви – это те, кто подобно Серафиму Саровскому, соединил свое тело со своим телом сновидения еще при жизни, что св. Серафим и продемонстрировал Мотовилову.
    Можно сказать, что для христианина его двойник не отличим от Христа (это в идеале, конечно, но в этом суть этой религии). При этом Анима или душа христианина, которая выполняет посредническую функцию между ним и Христом, является Анимой Христа. А поскольку, по Юнгу, Анима  имеет половую окраску противоположного пола, то она воспринимается как Женщина: София, Церковь, Богородица – это разные образы, в которых воспринималась эта Анима. Дух Св., который стяжали апостолы в день Пятидесятницы был соединением Анимы Христа с телами каждого из них – это и было рождением Церкви.
     Святые есть и в других религиях, и суть их одна и таже – соединение тела и тела сновидения с Богом – «с Атманом (Самостью), который и есть Брахман».
Грядущая эпоха Духа Святого, о которой пророчествовал Иоахим Флорский в ХII веке, это и есть эпоха второго пришествия Христа в форме стяжания Духа Святого теми, кто будет обладать соответствующим намерением (ориентацией воли),– соединения своего Эго и своей Самости. Причем это будет происходить в различных религиях и культурах в различной символической интерпретации. Совокупность различных символов этого процесса образует ту реальность, которую Д.Андреев назвал «Розой мира». Центральный символ этой реальности согласно Д.Андрееву – София, т.е. та же женская ипостась Духа Св., о которой мы говорили выше как об Аниме Христа.
     Этот «фазовый переход» человечества в обоженное состояние не выглядит так фантастично, если вслед за современными учеными задаться вопросом: «Почему мы целенаправленно пытаясь отыскать признаки разума во Вселенной вот уже 30 лет, ничего не находим?». На это можно дать два правдоподобных ответа: 1) потому что мы одиноки во Вселенной, к чему склоняется большинство ученых, занимавшихся этой проблемой и 2) ответ Станислава Лема, который он дал еще в 1966 году - потому что цивилизации, старшие чем наша, имеют совершенно иные мотивы существования («технологию» жизни – в терминах Лема), а значит и проявления во вне, которые мы не в состоянии интерпретировать, как проявления разума. Какова может быть «технология жизни» человечества после описанного Д.Андреевым в «Розе мира» фазового перехода? Быть может такая цивилизация так же выпадет из реальности, как древние цивилизации индейцев Центральной Америки, которые по словам Кастанеды просто намерили себя в сновидение.


Дата: 24.12.2004, Просмотров: 3599


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004