Игорь Юрьевич Кобзев
Философские эссе для всех, кто разочарован в современном образовании
www.kobzev.net 

Меню

На начало
Об авторе
Книга
Романы
Сценарии
Статьи
Галерея
Видеолекция
 
Статьи
Количество статьи: 205
Статьи за 24 часа: 0
[ Все статьи | Поиск | Top 10 | Категории ]

Новый ум Роберта Пенроуза

   «Новый ум короля», книга Роджера Пенроуза, достойно завершила картину мира физики ХХ столетия наряду с книгами  И. Пригожина и Д. Дойча, о которых я уже говорил в своих эссе. И что важно – это одна и та же картина, описываемая на разных языках. У Дойча – это язык множественных миров, у Пригожина – это новое пространство нелинейных функций – пространство Гельфанда. А вот у Пенроуза – это мир эйдосов Платона и его взаимодействие с реальным миром. Можно сказать, что человеческая мысль сделала круг и вернулась после двадцати пяти веков к великому прозрению Платона. Но вернулась она обогащенная  огромными теоретическими достижениями науки ХХ века.
     Пенроуз задался вопросом «Какова физика ума?» и для ответа на него рассмотрел основные построения современной физики – квантовую механику и теорию относительности. В квантовой механике существуют два типа событий, которые он обозначает операторами U и R.  U – это обратимые события «эволюции волновой функции», описываемые уравнением Шредингера, а R – это необратимый процесс измерения или «редукции волновой функции». Динамика U изображается в фазовом пространстве как течение несжимаемой жидкости, каждая линия тока которой параллельна другой. Динамика же R в том же фазовом пространстве будет изображаться как расщепление (бифуркация) линий тока – как источник фазовой жидкости. В то же время в Общей теории относительности существуют такие объекты как «черные дыры», в которых происходит потеря информации о всех объектах, падающих на них. В фазовом пространстве черная дыра будет изображаться как сток фазовой жидкости, в котором линии тока слипаются в одной точке (Рис. 1).


Рисунок 1.  Слияние и расщепление линий тока в фазовом пространстве (Пенроуз, 2003).


Казалось бы динамика А – это просто динамика В наоборот, т.е. некая «белая дыра». Но Пенроуз показал, что белых дыр быть не может – их форма (геометрия) кардинально отличается от формы черных дыр. Известна только одна «белая дыра» - это Большой взрыв, породивший нашу Вселенную. А так же, по мысли Пенроуза, наш ум – сознание, которое осуществляет акт измерения-понимания R. Для этого сознание должно обладать способностью соответственно изменять форму -геометрию пространства, чтобы была возможной динамика типа В. Именно это и происходит в результате подключения нашего мозга к миру форм – эйдосов Платона. Более того, Пенроуз само определение сознания сводит к этой его способности: сознание является связующим звеном между физическим миром и миром эйдосов Платона. Т.е. «физика ума» заключается в действии оператора R.
    Нетрудно увидеть прямые параллели этих представлений Пенроуза с представлениями Дойча и Пригожина. Сознание по Дойчу – это способность соединять между собой отдельные миры в Мультиверсе, а аналог оператора R – это редукция описания к одному единственному миру. У Пригожина функции пространства Гельфанда как раз и осуществляют постоянное взаимодействие R в реальных системах («Больших системах Пуанкаре»). Причем, у всех этих авторов операция R порождает время-необратимость и энтропию, связанную с этим времением. Почему так происходит?
    Мир эйдосов Платона существует в безвременье. Мир, описываемый оператором U, существует в обратимом времени-длении, неотличимом от пространства. И только контакт этих двух миров  порождает время-необратимость. Пенроуз неоднократно подчеркивает, что сознание представляет собой  неалгоритмический феномен. Т.е. его принципиально невозможно адекватно моделировать при помощи сколь угодно сложных алгоритмов, которые могли бы быть реализованы на компьютере. Он приводит в качестве примера работы сознания интуитивные прозрения великих людей. Так, Моцарт, например, мог, по его словам, слышать все музыкальное произведение одновременно, а Пуанкаре был способен в момент прозрения видеть все доказательство теоремы целиком. Конечно потом, в процессе изложения своих прозрений, они использовали логический язык, требующий затраты значительного времени. Но в момент подключения к миру эйдосов их сознание не нуждалось во времени. Пенроуз говорит, что работа мозга человека в значительной степени строится на алгоритмах, но в некоторых выделенных его состояниях, которые собственно и заслуживают названия «сознание», активность мозга является вневременной и принципиально неалгоритмизируемой. Много ли таких вневременных моментов в мире помимо мозга человека? Наверное много – об этом и говорит присутствие оператора R в квантовой механике. Т.е. «сознание» как бы «разлито» в мире среди различных феноменов различных масштабов. Это заставляет вспомнить картину мира, которую я приводил в эссе «Морфология времени»: мир представляет собой множество областей «русел», разделенных обширными областями «джокеров». В терминах Пенроуза «русла» - это области U-динамики, а «джокеры» - это области R-динамики. В «руслах» течет время, т.е. там возможны алгоритмически построенные процессы, а в «джокерах» времени нет – здесь возможен непосредственный контакт с миром эйдосов Платона, здесь возможно неалгоритмическое «сознание», о котором говорит Пенроуз. Известная нам физика располагается в области «русел». Поэтому для того, чтобы физически реализовать открытые сознанием эйдосы, нужно их каким-то образом алгоритмически смоделировать в области «русла». Но, поскольку неалгоритмический феномен можно смоделировать при помощи алгоритма только приблизительно, то эти эйдосы реализуются в «русле» посредством итерационного алгоритма последовательных приближений. Вот эта бесконечная алгоритмическая итерация в попытке достичь эйдос и называется нами временем. Именно таким образом я моделировал время и порождаемые им эйдосы в эссе «Морфология времени». Интересно, что такое понимание времени устраняет кажущееся противоречие между религиозным креационизмом и научным эволюционизмом во взгляде на живую природу: Бог творит живых тварей посредством контакта с миром эйдосов, где извечно присутствуют их образы (как это я пытался показать в своем эссе «Морфология времени»), но в физическом мире «русел» эти эйдосы могут быть реализованы только посредством итерационного алгоритма, называемого в науке «естественным отбором» и «борьбой за существование».
    Более зримо U- и R- динамика представлена на Рис. 2. Помятуя о теореме Р. Герока о дополнительности логики и топологии, я изобразил различие между динамикой U-систем и R-систем как различие топологии пространств, в которых течет фазовая жидкость. При этом U-системам отвечает топология КАМ-тора (названного так по теореме Колмогорова-Арнольда-Мозера, которой подчиняется регулярная динамика), а R-системам – топология, которую я назвал топологией «Кляйн-тора» (ее впервые описал  Феликс Кляйн, кроме того «кляйн» по-немецки означает «маленький», что соответствует отличию от КАМ-тора).


Рисунок 2.  Топология U-динамики и R-динамики (рисунок автора).


    Кляйн-тор объединяет в себе обе части Рис.1: его «северный» полюс соответствует динамике черной дыры В, а «южный» полюс – динамике сознания А. Не связаны ли в самом деле между собой эти разнесенные в пространстве процессы? Быть может в мире соблюдается некий «закон сохранения безвременья», который следит за соблюдением нулевого балланса между «порождением времени («русла»)» в «работе сознания» и «уничтожением времени («русла»)» в «работе черной дыры»?
    Здесь невольно приходит на ум сравнение этой картины с магической картиной мира, предложенной в книгах Карлоса Кастанеды. У Кастарнеды линии тока называются «мировыми линиями», а точки, в которых происходит их слипание или расщепление, – «точками сборки». Такая точка сборки у человека называется «осознанием», причем она существует на протяжении всей жизни человека, а после его смерти устремляется к некоему аналогу черной дыры – «Орлу», в котором она аннигилирует. Точка сборки Кастанеды – это и есть R-оператор Пенроуза или «джокер» синергетики.
     Вспомним формулу греческой философии, которую я приводил в одноименном эссе: топос логоса есть эйдос фюзиса. Логос понимался греками именно как форма – топос – которая делает возможным реализацию эйдоса в природе – фюзисе. Т.е. Логос – это и есть R. Вспомним, что у отцов Восточной церкви Логос – это творящее Слово, это атрибут Бога-Сына. И это творящее Слово рассыпано по всему миру, по всем областям «джокеров», где осуществляются локальные акты «творения» посредством контакта с миром эйдосов. Но есть соответствие в этой картине мира и с Богом-Отцом – это та единственная «белая дыра», Большой взрыв, с которого начался наш мир.
     Человек открыл присутствие Бога в себе, когда открыл для себя мир эйдосов, т.е. когда заработало его «сознание» в смысле Пенроуза. Мир эйдосов предстал перед человеком как миф. Т.е. обретение сознания, обретение мифа и обретение Бога (даймона греков) – это одно и то же событие, которое характеризует возникновение человека. В этот момент, говоря словами св. Василия Великого: «Бог повелел животному стать человеком». И вот сейчас, в начале ХХI века, мы приходим к пониманию того, что два кажущиеся противоречащими друг другу утверждения: « Бог сотворил человека» и «Человек создал Бога» означают одно и то же событие, с которого началась история. Речь идет о подключении сознания человека к миру эйдосов посредством неалгоритмизируемой операции R, которая есть Логос или «творящее  Слово», существовавшее «прежде всех век», как совершенно справедливо учит нас «Символ веры».
    Представления Пенроуза позволяют нам определить, что есть мир и что есть Бог по отношению к этому миру. Мир – это область реальности, в которой возможна алгоритмизируемая R-динамика (т.е. в этой области необходимо присутствует время). А Бог – это область реальности, где существует только неалгоритмизируемая R- динамика (и где соответственно нет времени). В частности наше сознание – одно из таких мест, где присутсвует Бог. Т.е. можно сказать, что наше сознание – это орган восприятия Бога. И устройство этого органа, история его существования накладывают определенные требования на то, как мы – люди - понимаем Бога. Это похоже на ситуацию известной полемики Гете против Ньютона о законах восприятия цвета. Потом оказалось, что оба были правы, просто один изучал физику цвета, а другой – физиологию восприятия цвета. Так и вопрос о Боге: вышеприведенное определение – это «физика Бога» (если можно так выразиться). А что такое «физиология восприятия Бога» - знает только Зигмунд Фрейд. Но об этом мы поговорим в следующем эссе «Фрейдоантропология».


Дата: 15.10.2005, Просмотров: 2029


Articles © ZiZ
phpMew © ZiZ 2004